Латвийский еврейский вестник

Легко ли быть евреем?

Главный редактор Латвийского еврейского вестника (levs.lv) Алексей Бурэ.

Вопрос, на мой взгляд, риторический: кто и когда стал создавать еврейскую общину Латвии? В советское время даже евреи из партократии старались принести домой мацу во время Песаха. Что ими двигало? Вкус мацы, размоченной в тарелке куриного бульона? Или все-таки генетическая связь со своим народом?

Разные люди в непростых ситуациях ведут себя в соответствии со своим мужеством, корыстью, верой в Б-га, если она есть. В СССР антисемитизм не был официальной политикой, но все знали, чтобы еврею поступить в престижные ВУЗы, например, такие как Бауманка (Московский государственный технический университет имени Н.Баумана), ему надо быть или гением или сыном партийного бонзы. То же самое было с престижной работой и карьерным ростом. Еврей, чтобы продвинуться по служебной лестнице должен быть – членом партии, иметь высшее образование и (по точному определению Довлатова) немножко стесняться того, что он еврей.

Некоторые еврейские родители спешили записывать детей русскими, латышами, украинцами и тд. В 1970 году началась новая советская эра: официальная эмиграция евреев по израильской визе. Разрешение на выезд получали не все, те, кто по каким-то причинам после заявления об эмиграции не мог выехать, автоматически становился изгоем. «Невыездной» - это стало социальным клеймом.

Мой товарищ, Леонид Рудин, журналист и поэт, став «невыездным», лишился работы (советский журналист не может эмигрировать из СССР по определению) и попал под жесткий колпак КГБ. Много позже, приехав в гости в Ригу из Израиля, Леня рассказывал, что он быстро привык к сопровождающим его людям в штатском. В кафе они сидели за соседним столиком и внимательно прислушивались…Тем не менее, Лене и его жене пришлось нелегко, потому что линия, отделяющая «невыездных» от опеки гос. безопасности до спец.лечебницы или тюрьмы была весьма зыбкая…

Тем более, что Рудин, не сидел сложа руки, а распространял сионистскую литературу. Но Леонид был человеком мужественным и как-то в кафе «Лира» на хамский оклик какого-то пьяницы: «Эй,жидяра, налей сотку!», ловко припечатал нахала лицом в стол. А Леня был человеком не просто близоруким, а имел в сумме на оба глаза 26 диоптрий…

Моя мама, воен.врач во время войны, коммунистка, в паспорте всегда писала: еврейка, в память о своих родных, своей семье. В латвийской газете «Советская молодежь», где я имел счастье трудиться, один праздничный репортаж был подписан: Ройтман, Этман, Фельдман. Главному редактору пришлось эти фамилии изменить на псевдонимы, но у каждого из вышеназванных в паспорте, в графе национальность, была надпись – еврей, кстати, никто из них не был коммунистом.

Была ли еврейская община в СССР. Официально, конечно, нет. Синагога, как и остальные религиозные конфессии находилась под кураторством Совета по делам религии, а по сути КГБ. Но была взаимопомощь, были еврейские свадьбы, похороны. Был интерес еврейской молодежи к своей исторической Родине – Израилю. Были активисты, которые несмотря, на опасность ареста, распространяли сионистскую литературу, изучали иврит, читали Тору и Талмуд. Так что еврейская община была…

Недавно я услышал спор двух немолодых мужчин. Один утверждал, что еврейская латвийская община началась с митингов на месте массового расстрела евреев в Румбульском лесу. Сначала митинги были неофициальны, потом к ним присоединились официальные товарищи, чуть позже – господа. Второй убеждал, что образование ЛОЕКа (Латвийского общества еврейской культуры) и потом отъем у советской власти здания на Skolas, 6- вот начало общины…

Я бы с ними поспорил. Евреев преследуют уже тысячи лет. И два сильнейших фактора позволяли им не потерять идентификацию: вера в Б-га и еврейская община. Официальная, неофициальная, но она была всегда …

Алексей Бурэ, главный редактор Латвийского еврейского вестника (levs.lv)
2015-12-02 08:41:17